Воскресенье, 22.10.2017, 23:56
Приветствую Вас Гость | RSS

Английский - ВСЕМ!

Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Страны мира » USA

Школа для иммигрантов
«В детстве все трудности переносятся легче», — говорят взрослые. Помните, как вы пытались подавить основное чувство каждого новоиспеченного иммигранта — страх перед новым, неизведанным, иноязычным? А теперь представьте, что пережил ваш ребенок, как щенок, безжалостно вырванный из материнского дома и отданный в чужой... Каким бы осознанным и заблаговременным ни было ваше решение начать жизнь в другой стране, для детей оно всегда неожиданно.
«Я боялась потерять Трошку в многотысячной толпе учеников Fort Hamilton School», — рассказывает мне Наташа Рамос, председатель родительского комитета International High School (IHS) при Kingsborough Community College (@KCC) и мама одиннадцатиклассника Трофима Ульяненко. Он уже третий год, со дня открытия, учится в этой маленькой интернациональной школе для детей, приехавших в страну не более 4 лет назад. Во вторник IHS@KCC принимала у себя гостей – учителей из Германии и США, которые собрались на международную конференцию integrationXchange, чтобы поделиться опытом и обсудить программы обучения детей-иммигрантов.
Сегодня в стране десять интернациональных школ – девять в Нью-Йорке и одна в Окленде (Калифорния). Организаторы конференции неслучайно выбрали из них самую «молодую» IHS, открывшуюся в 2005 году в Южном Бруклине: в ней наибольшее количество учеников-иммигрантов из стран бывшего СССР (в Германии их также много). Перед учителями обеих стран стоит общая проблема — научить и языку и предметам школьной программы детей-иммигрантов с разным уровнем подготовки. Одни пришли в интернациональную школу с богатым багажом знаний, как, например, дети из российских лицеев и гимназий; другие проучились всего несколько лет на родине и пропустили месяцы и годы учебы в Америке, скрываясь от государственных институтов, дабы не выдать родителей-нелегалов.
Сегодня в IHS@KCC 220 учеников из 36 стран – бывшего СССР, Гаити, Йемена, Пакистана, Доминиканской республики, Мексики, Китая и разных уголков Центральной и Южной Америки. На переменах школа гудит как минимум на 18 языках. Но преимущественно в ее коридорах слышится английский язык, ведь подросткам-иммигрантам хочется поскорее стать полноценными гражданами новой страны. Учителя, в свою очередь, прикладывают все усилия для того, чтобы воспитанники интернациональной школы за 4 года осилили программу, на которую их сверстникам, свободно владеющим английским языком, отведено столько же времени.
«У нас нет прогульщиков. Успеваемость хорошая. Ребята мечтают не с урока сбежать, а поступить в университет в Англии, например. Всего лишь год назад у них были другие мысли, — удивленная мудростью сына Наташа пересказывает слова Трофима. – Он за это время пересмотрел свою жизнь, говорит, что сейчас наступила пора закладывать фундамент будущего».
Проблема подготовки учеников интернациональных школ к сдаче выпускных экзаменов и поступлению в колледжи осложняется еще и тем, что они не могут посвятить эти 4 года лишь учебе. Большинство детей из иммигрантских семей работают после школы и в выходные, а дома, как переводчики, помогают родителям разбираться с документами, счетами и пробиваться сквозь дебри бюрократической системы, представленной всевозможными клерками, секретарями, администраторами.
«Несмотря на возраст, дети становятся спасительными маячками в океане неизвестности для родителей, не владеющих английским языком», – говорит Клэр Силван, исполнительный директор и основатель Internationals Network for Public Schools, организации, которая обеспечивает финансовую и организационно-методическую поддержку интернациональных школ.
Читать, писать и правильно выражать свои мысли дети учатся в начальной школе. Программа средних и старших классов ориентирована на обеспечение их знаниями о различных сферах науки и жизни. «Мы за эти 4 года по ускоренной программе умудряемся дать иммигрантам-старшеклассникам знания начальной и средней школ. А сделать это без энтузиазма учителей и без достойного бюджета невозможно», — говорит Марджи Макхью, содиректор National Center on Immigrant Integration Policy при Институте миграционной политики.
Интернациональные школы финансируются Городским отделом образования и получают поддержку от Internationals Network for Public Schools, некоммерческой организации, основанной в 2004 году на грант от фонда Билла и Мелинды Гейтс. «У нас в школе все бесплатно – учеба, ланчи, массовые мероприятия и поездки в летний лагерь», — говорит Наташа.
Майкла Сьюта, 36-летнего директора IHS@KCC, одинаково любят и учителя, и дети, и родители. В свое время по гарвардской программе World Teach (что-то вроде Корпуса мира для учителей) он ездил в Польшу преподавать английский язык. «За эти два года я понял, что преподавательская деятельность – мое призвание. Вернувшись, я написал и защитил магистерскую диссертацию в Педагогическом колледже Колумбийского университета. По-моему, для учителя нет ничего интереснее, чем заниматься со студентами-иностранцами. А работая в ин-тернациональной школе с учениками из России, Пакистана, Китая, Мексики и других стран, я с их помощью открываю для себя мир», — говорит Майкл. До IHS@KCC он семь лет проработал учителем общественных наук и завучем в манхэттенской IHS.
В интернациональной школе нет уроков ESL (английского языка как второго). Новеньких не отделяют – они ходят на те же занятия, что и все остальные ученики. «Они сидят, слушают, на третий месяц начинают говорить, а на четвертый становятся лидерами», — объясняет На-таша.
Каждый класс в IHS@KCC разделен на 4 группы, в каждой из которых есть командир, как в пионерской «звездочке». Он подтягивает слабых учеников до своего уровня. Вообще, в интернациональной школе силен командный дух: здесь все заодно – и учителя, и воспитанники. Поэтому в классах нет отдельных парт — за каждым столом сидят несколько учеников.
«IHS многим отличается от обычной Public school, но главная особенность заключается в том, что у нас нет градации детей по уровню знания языка. Они учатся вместе. В сравнении же с другими интернациональными школами наша выделяется тем, что в ней больше русских детей, чем в бронксской, например. Конечно, это зависит от района», — объясняет Майкл. Каждый год он обходит бруклинские школы, рассказывая ученикам о своей. Благодаря этой агитации в IHS@KCC пришли Трофим и Сережа, Дима и Марина, Юра и Чингиз, Максуд и Артур и остальные русскоязычные студенты. «Вообще, к нам легко попасть: ученики могут обратиться либо в отдел образования, либо к консультанту в своей школе», — добавляет директор Сьют.
«Полгода мы переговаривались по телефону с завучем школы. Мне все нравилось. Но когда я услышала, в каком районе находится школа, то ужасно расстроилась, — отвечает Наташа на мой вопрос о том, как же пекущаяся о безопасности сына мать смогла отдать его в школу в Канарси. – Мы, русские мамы, приехали на первое собрание, познакомились с учителями и решили, что все в наших силах. Кто же будет заботиться о наших детях, если не мы? Я и в России была в родительском комитете. Здесь наши дети в надежных руках: поодиночке не ходят, вовремя уезжают из школы, правильно ведут себя на улице, то есть редко задирают друг друга. Мы каждый год ждем, что школа переедет».
IHS@KCC ежегодно доказывает Городскому отделу образования свое право на существование. Все уповают на то, что первый выпуск учеников положительно повлияет на ситуацию с переездом. «Гороно в Манхэттене все сомневается, что городу нужны школы с маленьким количеством учащихся, поэтому условия нам не торопится улучшать. Я же, опираясь на собственный опыт, могу сказать, что ничего лучше маленькой школы для старшеклассников-иммигрантов придумать нельзя. Мало того, что у них трудный возраст, еще и культурный шок переживают. Им нужно интегрироваться, раскрыть себя. А здесь как раз все условия для этого. Мы — за маленькую школу!» — говорит Наташа.
Во время перемены я познакомилась с русскоязычными учениками, которые, как Наташа написала в письме в редакцию, составляют «костяк школы, любят ее и вместе с родителями активно участвуют в ее жизни». Марина пять лет назад приехала из Тулы и первые два года училась в средней школе Seth Low. «Конечно, мне здесь больше нравится, — ответила она и объяснила почему. — В этой школе дети более дружелюбные, драк почти нет и учителя нас больше уважают. В той школе у меня друзей не было, английский язык я почти совсем не знала и много раз терялась в школе». Сегодня языковые проблемы Марины остались в прошлом. Теперь она хочет помогать другим избавиться от них – стать логопедом.
Чингиз из Ташкента живет в США три года. Сначала он учился в средней школе на Шипсхедбее. А потом заинтересовался предложением Майкла и вместе с родителями решил, что перейдет в IHS@KCC. «Здесь намного лучше: у студентов одинаковый уровень, и отношения уче-ников к учителям и между собой нормальные. В прежней школе было много черных детей, они вели себя плохо. В этой же все приезжие, не американизированные еще. Там ко мне придирались, поэтому я дрался часто. А здесь все друг друга уважают», — поделился впечатлениями Чингиз. После окончания школы он планирует пойти в армию.
Чингиз признался, что в прошлом году подрался-таки в школе. Об этом тут же все узнали, и приятного было мало. Опоздания, плохое по-ведение, оценки – ничего не скроешь от родителей: администрация школы тут же их оповестит. «Мы составляем письмо на английском языке и отправляем его в отдел образования, который через несколько дней присылает наше письмо, переведенное на 8 языков», — объясняет Майкл процесс общения с родителями, не владеющими английским языком.
Наташа с восторгом рассказала мне об учителях и мероприятиях, которые они организовывают для школьников. «Дважды в год проводят дни культуры. На предыдущий праздник все должны были принести свое любимое национальное блюдо. Юра удивил всех салом с черным хлебом – дети съели его моментально. Каждое лето школьники и учителя веселой гурьбой с песнями под гитару едут в лагерь. Учитель искусства возит учеников в Колумбийский университет на занятия, выставки. Директор ходит с ними на каток. Предыдущий математик играл в шахматы. Ребята во время ланча выстраивались в очередь поиграть с ним.
Учителя все молодые, от работы не уставшие, у каждого из них есть хобби, которым они пытаются заинтересовать детей», — говорит Наташа. Ее сын Трофим был лауреатом танцевальных чемпионатов в России, поэтому в школе он с удовольствием ходит на занятия степом. А Юра, семь лет проживший в Израиле до иммиграции в Америку, и бывший туляк Дима очень рады возможности играть в школе в футбол. Правда, Диме, в прошлом профессиональному футболисту, хочется, чтобы занятия были серьезнее и чаще.
Участники конференции разошлись по кабинетам знакомиться с учениками. В одиннадцатом классе шел урок истории. На доске были написаны вопросы — «какой старейший город в Северной Америке основан европейцами» и «как выглядели первые английские колонии». Красивая учительница — 31-летняя Ширейн — со стороны наблюдала, как ее воспитанники общаются с гостями.
«Я была во втором классе, когда приехала сюда. Помню, как сидела в школе, испуганная, смущенная, и не могла сказать ни слова. Мне повезло, что мой кузен учился в этом же классе и помогал мне. Мне было тогда 8 лет, и каждый день меня мучила головная боль. До приезда в Америку мы жили три года в Германии. Там я была отличницей, говорила на немецком языке лучше других учеников. Мне было всего 4 года, когда мы покинули Египет, и в Германии мне было легко.
Здесь же без знания языка я чувствовала себя беспомощной: все, что я тогда знала и умела, это — как быть отличницей. Труднее всего для меня тогда было смириться с фактом, что необходимо потратить время на изучение языка и обретение прежней позиции сильной ученицы», — вспоминает Ширейн.
После школы Ширейн поехала в Египет, чтобы учить родной язык и не потерять культурные корни. Окончив университет в Каире по специ-альности «политология», она вернулась в Нью-Йорк, где защитила магистерскую диссертацию по проблеме прав женщин.
«Я всегда мечтала помогать другим и поэтому устроилась на работу в организацию, защищающую права человека. Но оказалось, что она мало чем отличается от коммерческой корпорации: все хотят путешествовать и притворяются, что между делом помогают людям. Я поняла, что не могу так же, и уволилась. Моя подруга собиралась в Европу преподавать английский язык и позвала меня с собой: мол, что тебе терять, безработной. Так в 2005 году я стала учительницей в Барселоне. Я всегда была стеснительной в силу преследовавших меня по жизни языковых проблем: в Германии не знала немецкого, потом в Америке — английского. Но преподавательская деятельность изменила меня: я смогла побороть страх и смущение выступать перед людьми. Мне это понравилось, — ведь я всегда хотела помогать другим. Вернувшись, продолжила преподавать английский язык в лингвистической школе в Эмпайр-стейт-билдинг. Потом я увидела объявление и пришла в эту школу. Я так счастлива, что прошла собеседование. Я поняла, что учить детей-иммигрантов — это то, что я всю жизнь мечтала делать», — говорит Ширейн.
Недавно в IHS@KCC проходила ярмарка вакансий. Ширейн рассказала мне, что выслушала много жутких историй от учителей из других high school и что ей лишь остается благодарить бога за работу в этой школе. «Я вряд ли смогла бы работать в другой. Здесь мне очень ком-фортно, потому что школа маленькая и понимающий директор, поддерживающий новые проекты. Я знаю каждого ученика. Помню свои годы в high school, где 3 тысячи учеников, ты никого толком не знаешь, нервничаешь.
Конечно, у маленькой школы тоже есть свои минусы: можешь заскучать оттого, что всех знаешь. Однако здесь все равно лучше учиться. Школьники в ней словно братья и сестры: порой они могут повздорить, но в конце дня расходятся друзьями и другим тебя в обиду не да-дут», — объясняет Ширейн. Благодаря собственному опыту и молодости ей удалось построить основанные на уважении, но дружеские от-ношения с учениками.
«Учителя, ученики, родители и другие интернациональные школы – все работают вместе ради воплощения американской мечты», — написано в декларации IHS@KCC. Следующий год станет для нее показательным. «Все надежды — на наших выпускников», — говорит Наташа, сын которой будет среди первого выпуска учеников интернациональной школы при Kingsborough Community College. Им есть на что равняться: первая интернациональная школа с 20-летним стажем при LaGuardia Community College, а также ее «сестры» в Манхэттене и Бруклине уже отлично зарекомендовали себя. Соответственно 90%, 91% и 95% выпускников этих школ становятся студентами колледжей. В то время как, согласно статистике, лишь 67% нью-йоркских школьников поступают в вузы.


Источник: http://www.nrs.com/news/edu/usa/081107_190638_03830.html
Категория: USA | Добавил: deni (11.07.2012)
Просмотров: 280 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: